Блог Медведева

21.08.2014

Малокартинье

Дорогие друзья, живущие на Сахалине и за его пределами. В этом году я почти не писал в свой блог. Дело в том, что это, пожалуй, был мой самый трудный год за 15 лет работы на международных кинофестивалях, и для этого есть причины. Некоторые из них хорошо нам всем известны, и сейчас мы не будем их обсуждать, с ними все понятно. Но есть и другие, менее очевидные. И самая главная — в мире фестивального, авторского кино стало невероятно мало фильмов, которые можно просто и безыскусно обозначить как «хорошее кино».

hahaha.jpg

Я прекрасно помню то время, когда я делал параллельно Сахалинский кинофестиваль и московский независимый фестиваль «2-in-1» (сейчас этот проект закрыт). Это была забавная игра, приносившая немалое интеллектуальное удовольствие. Если фильм был сложным по форме, требовал от зрителей полной серьезных знаний о предшествующей 100-с-лишним-летней истории кино и ставил вопросы, на которые нет ответов, это было типичное кино «два-в-одном», для подготовленной публики. Если фильм оказывался простым и открытым для зрителя (в самом хорошем смысле этих слов), это кино называлось на нашем внутреннем жаргоне «сахалинским» и мы с радостью приглашали его на «Край света».

Тут нет никакого уничижения. «Открытые» фильмы находить труднее (и радостнее для отборщика), чем картины больших (или считающих себя большими) художников, удалившихся далеко в миры собственного изобретения. А нравятся они всем — и эстетам, и простым зрителям, хотя такого существа, как «простой зритель» никто никогда не видел, мы все сложные.

Так вот, в этом году хорошо отработанная схема дала сбой. «Добрых» и «хороших» фильмов практически вовсе не оказалось, а те, что все-таки обнаружились, пришлось искать с лампой под фонарем. Что это означает? Не думаю, что в один год исчезли ценности, простые и ясные — семья, любовь, дети, забота, ответственность. Но язык, описывающий эти ценности, вдруг дал трещину. Даже если язык очевидностей и добрых намерений используется из самых лучших побуждений, он немедленно обнаруживает свою фальшь. И, как это ни печально, в мире почти не осталось вопросов, на которые можно найти простые, однозначные ответы. Кто-то скажет, что так было всегда. Но кино — молодое искусство, и оно пришло к этому сегодня. А вместе с ним придет к этому открытию и так называемый «массовый зритель», которого, впрочем, тоже никто в глаза не видел.

Так что в этом году: готовьтесь. Вы увидите на экранах Сахалина тайскую философию, японский эротический экстрим, бирманскую притчу и первую удачную «черную комедию» за всю историю существования российского кино. И во всем этом будет не меньше «ценностей» и «гуманизма», чем в старых добрых фильмах прошлого. Хотя, конечно, потребуется некоторое усилие, чтобы распознать их в новом обличье. Может быть, это просто знак, что нам, зрителям, пора немного повзрослеть.


Возврат к списку