Фестиваль как ресурсный центр

Август 28, 2014

Константин Шавловский обсудил проблемы региональной культурной политики с министром культуры Сахалинской области Ириной Гонюковой.

gonukova.jpg

Какие особенности существуют у Сахалина как региона в выстраивании культурной политики, в восприятии местными жителями, потребностях в культуре местных жителей?

Особенности определяются тем что территория островная. Это главное, мы далеки от центральных регионов, от тех мест, где основные культурные проекты реализуюстя, где представлены разные направления классики, театральной жизни, исполнительской и так далее. Но наш регион уникален тем, что население очень чутко реагирует на все нововведения и изменения, где-то болезненно, где-то с ожиданием прихода каких-то новых технологий, новых направлений. Эта работа сегодня становится настолько нужной, в выстраивании региональной культурной политики, что мы стараемся и привлечь сюда молодые современные направления, которые только где-то зарождаются

Например?

Новое современное искусство — изобразительное, театральное, исполнительское. Всё надо показать в новых течениях, но не забывая и про классику. Хотелось бы, внедряя новое, бережно сохранять всё то, что сегодня востребовано зрителями, слушателями, посетителями старшего поколения. В чем еще уникальность? Плотность населения на юге острова относительно высокая, и плотность учреждений, которые сегодня оказывают услуги в сфере культуры, тоже разная. Если областной центр представлен и музеями (краеведческий, историко-литературный, художественный), то в муниципальных образованиях чаще всего это те музеи, которые только сохраняют историю развития своей территории, более ориентированные на краеведение. Если на юге Сахалина есть два профессиональных театра — их всего два у нас в области — то они только в областном центре, и это государственные театры. Но театральное дело не может быть в отдельно взятом месте, оно так или иначе находит себя в любых точках нашей области и представлено где-то самодеятельными театрами, студиями, кружками. Это направление так или иначе есть везде понемногу, но на другом уровне.

Мы понимаем, что сегодня непростая ситуация с организацией кинопоказа. В своё время модно было закрывать кинотеатры и открывать там торговые центры, боулинги, питейные заведения. Городу Южно-Сахалинску удалось избежать этого, и мы сохранили кинотеатр Октябрь, ККЗ Комсомолец. Сегодня у нас проводник в мире кинопоказа это Кинодосуговое объединение, и мы стараемся потихоньку вернуть кинопоказ в муниципальные образования, потому что понимаем, что ресурс у кино сегодня достаточно великий, и надо им просто грамотно воспользоваться. Это и просветительская функция, и образовательная, и воспитательная. Поэтому мы так или иначе понимаем, насколько разнообразна сфера услуг в разных муниципальных образованиях. Это тоже подчёркивает особенности при формировании региональной культурной политики.

Что касается особенностей, связанных с местными жителями: насколько вы находитесь в диалоге, есть ли инициатива снизу, когда жители говорят: мы хотим, нам нужно? Или это скорее выстраивание общей культурной парадигмы? Есть ли какой-то запрос, на который вы бы хотели ответить или отвечаете?

Мы формируем различные мониторинги для изучения спроса населения на те или иные услуги, но в большей части, в тех проектах, которые мы сегодня внедряем, мы, конечно, исходим из желания либо развивать какой-то вид искусств, либо из возможностей государственных и муниципальных, в первую очередь ресурсных, предлагая либо большие фестивальные проекты, либо наоборот какие-то небольшие проекты, но ту задачу, которая нам кажется наиболее актуальной, как, например, развитие или сохранение и развитие народного творчества, привлечение молодого населения к сохранению наследия коренных малочисленных народностей севера. Если видим, что этот вопрос западает, и нужно активно применять те методы, которые дадут возможность не потерять, сохранить и дать новый толчок для движения вперед, мы активно применяем те ресурсы, которые нам кажутся важными.

Я скорее спрашивал про пассионарность сахалинцев. Чтобы к вам пришел человек и сказал: «Давайте сделаем».

Нет, это очень редкий случай, и если приходят и предлагают, то это, в основном, молодое поколение, которому на какому-то этапе были интересны концертные проекты, они нам их предлагали: «А я вот могу, а можно ли мне как-то помочь». Музыкальные в том числе. Вот не так давно проходил рок-фестиваль, он был первый, хорошо организованный, мы его приурочили к 65-летию Сахалинской области, и получился очень содержательно наполненный фестиваль. Причем рок такой, не агрессивный. Объединились те ребята, которые не имели раньше возможности выступать на открытых площадках, хорошо организованном фестивальном проекте. Инициатива нашла поддержку, и они зазвучали очень неплохо. Вы видели часть ребят, которые были участниками того концерта — это «Нильс Бор». Есть те проекты, с которыми они идут — например фотовыставка: «Я много лет занимаюсь своей фотографией, обратился туда, сюда и не получил того внимания, на какое рассчитывал, а своего ресурса не хватает». Тогда мы привлекаем либо фойе нашего театрального центра под выставочный фотопроект, либо музеи, и ребята имеют возможность заявить о себе.

Я так понимаю, что существование на фестивале «Край света» мастерской «Европеец-Азиат» или мастерской урбанистики в этом году — это те проекты, на которых дается возможность местным ребятам как-то заявить о себе. Вы видите свою задачу в том, чтобы впоследствии путем таким проектов пошло встречное движение? Чтобы к вам пришли участники воркшопа урбанистики и сказали: «Вы знаете, мы вот придумали, давайте попробуем сделать вот так».

Да, хотелось бы, чтобы тот импульс, который они получают через любой наш фестивальный проект — не только кинофестивальный, у нас еще есть фестивали икебаны, флористики, ландшафтного дизайна, есть театральный фестиваль, фестиваль народного творчества, — всё то, что там находит какие-то точки роста, чтобы в дальнейшем это действительно получало свое наполнение. Но я так полагаю, что под любую идею нужны лидеры, которые должны дальше эту идею взращивать. Сегодня увлечены проектом по преобразованию городского парка, но главное, чтобы потом это не умерло.

Чтобы среди них нашелся пассионарий?

Нашелся кто-то, кто будет дальше зажигать другими идеями или развивать то, что наработано этой группой. Но какие-то удаются вопросы дальше вести, но мы для этого подключаем наши государственные учреждения культуры и так или иначе это получает какой-то дополнительный глоток воздуха, и проект начинает жизнь. Из ниоткуда появился фестиваль ремесел коренных народностей крайнего севера, и вот уже сегодня этот фестиваль работает. Это заставило объединиться коренных народностей, и так или иначе они уже живут какой-то идеей. Пусть это один раз в год, в августе, но мы уже понимаем, что уже несколько лет назад, задуманная как выставка ремесла народностей, она уже звучит по-другому.

Потому что там был лидер?

Лидер, но не из числа народностей, не из числа какого-то артельного производства, а из государственного учреждения, центра народного творчества, который сопровождает их на протяжении уже трех-четырех лет.

А как вам удается мониторить появление, зачатки, молодых ребят и приглашать их работать? Потому что за каждым лидером стоит какая-то группа людей, и если им дать возможность, значит, они не уедут, а будут здесь работать. Я так понимаю, что это одна из ключевых задач?

Я думаю, что в последние годы мы не то чтобы увлеклись фестивальными проектами, и это форма, которая нам вскружила голову, а мы понимаем, что фестиваль нам сегодня позволяет как раз-таки объединять усилия муниципальных образований и возможности государственных учреждений. И когда мы объединяем, то нам проще формировать единое культурное пространство, предоставляя возможности к доступу услуг наших учреждений и реализации каких-то проектов в каждом уголке Сахалинской области. Как раз-таки эти фестивали нам позволили на какие-то муниципальные образования иначе взглянуть. Допустим, мы не видим каких-то активных участников в этом году, но в предыдущие года, когда он пришел на их территорию, а не только в областной центр, мы увидели совсем другие возможности местного сообщества, открыли для себя какую-то самодеятельные группы, которые инициативны, совсем по-другому себя проявляют, чем сложившиеся сообщества, в этом направлении не один год работающие. На фестивале современной хореографии «Ритмы планеты», который в этом году прошел второй раз, мы открыли для себя огромное количество молодых ребят, которые хорошо танцуют. Пусть это уличные группы, но о них надо говорить, их надо показывать, им надо дать возможность поработать на большой сценической площадке. Это стимул двигаться вперед, развивая себя.

То же самое с мастерской «Европеец-Азиат». Если бы не было фестиваля, не нашлось бы группы кинолюбителей, которые уже активно работают и снимают.

Да, это группа ребят, которая объединилась вокруг прошлогоднего проекта, мы им дали возможность в течение года, с августа по август, через разные мастерские объединяться, нарабатывать какие-то навыки, которые им в последующем пригодятся. Наша задача — чтобы мастерская «Европеец-Азиат» выросла во что-то большее, чтобы мы когда-то могли организовать студию по производству фильмов, и эта студия уже работала не как любительская, а как, например, студия документального кино, которой мы могли бы формировать заказы.

И, соответственно, как производственная база для тех, кто хочет снимать кино на Сахалине.

Опять же, нужны те, кто будет их вокруг себя объединять. Пока это только тот ресурс, который мы с помощью коммуникаций, выстроенных в ходе работы фестиваля, привлекаем сюда для проведения различных мастер-классов. И ребята вокруг этих лидеров на определенном временном промежутке группируются, нарабатывая те навыки, о которых я говорила.

Все-таки сегодня будет обсуждение, и вопрос будет поставлен ребром: региональный фестиваль — это социальный проект или развлечение для избранных? Как бы вы ответили на этот вопрос?

Я думаю, что любой фестивальный проект, а я уже сказала, что у нас в последнее время их, фестивалей, которые стали своеобразными точками роста, мы их для себя определили как культурные бренды Сахалинской области, они уже стали самостоятельными социокультурными проектами и получили какое-то свое самостоятельное наполнение и развиваются с хорошим содержанием. Я думаю, что это все-таки не та форма, которая позволяет просто объединить население какой-то отдельно взятой территории, а в целом территорию Сахалинской области и не просто для того, чтобы мы весело провели три дня, неделю, а потом забыли это, как страшный сон, и потом к этому не возвращались. Наши проекты растут по числу участников, своим содержанием, и я думаю, что фестиваль — это важный социокультурный проект, потому что он определяется кластерностью, и мы сюда объединяем разные ресурсы. Посмотрите, казалось бы еще в начале, когда мы говорили о программе 4 фестиваля «Край света», многим было странно: мастерская урбанистики и кинофестиваль. Культура и архитектура. Зачем под себя подтягивать эту тему, которая вам, на первый взгляд, не нужна? Нам приходилось говорить о том, что как раз-таки посредством вовлечения в наш культурный проект мы способствуем формированию городской культурной среды и как раз архитектура...

Это то кино, которое ты видишь 24 часа в сутки перед своими глазами.

Да, это определяет городской ландшафт, которого нам сегодня не хватает. Поэтому мы понимаем, что как раз возможностей у нас очень много. И неслучайно театральный центр стал площадкой для кинопоказа. В прошлом году это еще казалось искусственно привязано, а в этом мы уже понимаем, что это так хорошо всё срослось и живет, как единый организм: кинотеатр под открытым небом, театральный центр, все наши шатры работают как раз-таки на развитие той среды, в которой мы сегодня живем.

А в чем вы видите рентабельность такого проекта, как «Край света»? Понятно, что вложенных денег он не может вернуть, проект этот социальный. Но есть ли какая-то рентабельность для вас?

Наверное, экономический эффект от любого культурного проекта сегодня трудно посчитать. Но этот эффект отложенный, и когда мы несколько лет спустя вернемся к разговору о том, что дал сахалинцам этот фестиваль, мы поймем, как много людей вовлечено в этот проект, насколько это способствовало развитию интереса к искусству кино и желанию изучать мир, погружаться в какие-то другие процессы, которые сегодня жителя современных городов. Мы не ждем сиюминутного эффекта от каждого проекта, который реализуем в регионе. Наверное, это не самое главное, не всё измеряется рублевым эквивалентом. Если мы будем обращать внимание на нравственную, духовную составляющую, на тот ресурс, который объединяет людей, способствует интеграции культур, наверное, это сегодня более актуально, более важно для нас как для регионального министерства культуры.


Возврат к списку