Российская анимация для семейного просмотра

Квадрат среди черных волн 

У анимации своя внутренняя связь с поэзией. Хорошо, когда стихи сами беззвучно вползают в материю фильма как составляющая его строя. Как в «Двух трамваях» Светланы Андриановой — «картинка» не иллюстрирует, не дублирует слово, а становится его новым воплощением. Не случайно наименование специального приза жюри национального анимационного смотра в Суздале этому фильму — «за поэтичность». Картина вдохновлена стихотворением Осипа Мандельштама и книжными рисунками Анны Десницкой. Авторская анимация продолжает заниматься поиском киноязыка, способного выразить «невыразимое»: душевную муку, радость, тайные страхи, острое сочувствие. Елизавета Скворцова превратила абсурдистские стихи Эдварда Лира в живую графику в фильме «Джони-Бони-Бо». А уральские картины современных аниматоров словно настояны на поэтике нивхских сказок, чукотских легенд. Правда, есть в работах из Екатеринбурга какой-то секрет. Радиация ли, эхо ли шаманских заговоров, магические ли кристаллы — что-то преобразует заряд авторской энергии в эмоцию, волшебство линии, трагическое мироощущение. «Среди черных волн» Анны Будановой — история на основе блуждающего сюжета о русалке, Царевне-лягушке. Средствами ручной текучей графики (тушь, гуашь, масляная краска) режиссер интерпретировала на свой лад древнюю легенду о душах утонувших людей, превратившихся в морских животных. Черная вода, черная собака с оскалом, глаза нерпы, сверкающие угольным блеском, — ее сущность, просвечивающая сквозь глухую ткань капюшона. В этом кино графика, движение, цвет разыгрывают конфликт видимого и сущего, трагедию невозможного. Одна из самых завораживающих картин последнего времени — «Рыбы, пловцы, корабли», ее сделали Дмитрий Геллер и Андрей Кулев с китайскими студентами. Черно-белые со всплесками цвета акварельные кадры нанизываются друг на друга, накатываются на экран, словно волны. Древнее действо о предопределенности, битве жизни и смерти среди красных лиц, поедающих лапшу, разыгрывает героиня фильма с помощью бамбуковых палочек театра теней. Кино о предопределенности судьбы как личном выборе, о блуждающих по кругу рифмах «бытие» — «небытие». Красное, белое и черное. Тщета и полет. Проза и поэзия...

А еще в программе изысканная фантазия на тему «как можно нарисовать человека» от самого свободного в анимации художника Александра Свирского («9 способов нарисовать человека»). История, в которой волчья ресница играет важную роль, от выпускницы СПбГИКиТ Елизаветы Стариковой («Волчья ресница»). Очередная фантасмагория от Ивана Максимова, рожденная впечатлением от обычной прогулки в парке («Альтернативная прогулка»). Есть здесь и ироническая поэзия — «Опасное путешествие» Михаила Солошенко — лучше всего о небывальщине под названием «наша действительность» говорить с помощью иронии. В фильме The Square случайные прохожие вдруг замирают на запруженной городской улице... На кого они смотрят, на нас? В финале маляр кистью закрашивает экран, превращая его в «черный квадрат». Точно, на нас.


Лариса Малюкова